Дик Адвокат: у Булыкина нет ни единого шанса

Главный тренер сборной России Дик Адвокат дал развернутое интервью «СЭ».

— Перед матчем со Словакией многое — вплоть до имени соперника — напоминало о матче двухлетней давности в Словении. Предматчевые расклады, стиль оппонента, размеры стадиона…

— Скажу вам больше, — начал Адвокат. — Поражение в Жилине с большой долей вероятности отбросило бы нас не на второе, а на третье место в группе, исключив даже из стыковых матчей. То есть ситуация была та же, что и со Словенией. Ничья — идем дальше, поражение — теряем всё. Это был коварный расклад, и я должен был в полной мере донести понимание этого до футболистов!

Я говорил им: «Мы должны выйти на этот матч с целью выиграть. Да, надо помнить о том, что ничья нас устраивает. Но играть — только на победу, и это — самое важное!»

— Каким еще образом вы выжигали в игроках психологический страх перед повторением Словении?

— За все эти дни я ни разу не произнес слово «Словения».

— Намеренно?

— Да. А в своем последнем предматчевом слове сказал: «У вас есть все качества для того, чтобы выйти на Euro-2012. И вы там будете».

— После того, как это практически произошло, сборная улетела в Москву моментально. Рассматривали ли вариант с ночевкой в Жилине?

— Конечно. Как тренер, ты обдумываешь каждый нюанс. Но решил проанализировать, как с этим обстоит ситуация в клубах. И выяснил, что почти все, за редчайшими исключениями, возвращаются домой сразу после матчей. Всегда лучше делать так, как игроки привыкли.

К тому же у многих из них было естественное желание попасть домой. А если бы мы улетели из Словакии в субботу, им пришлось бы между матчами обойтись без единой домашней ночевки.

— Может, вы опасались досрочных празднований?

— Нет, поскольку наши футболисты отлично знают, что бывает, когда «выигрываешь» заранее.

ОТПРАВИЛ САМЕДОВА РАЗМИНАТЬСЯ, ЧТОБЫ ДЗАГОЕВ ЭТО ЗАМЕТИЛ

— Порой футбол противоречит всякой логике. История с Аланом Дзагоевым, который до перерыва казался репортерам худшим российским игроком на поле, а затем стал автором победного гола, — тому доказательство.

— Но заметьте: второй тайм Дзагоев провел хорошо, причем целиком, а не только блеснул в эпизоде с голом! Поэтому нельзя говорить, что его мяч взялся ниоткуда.

— Далеко не каждый тренер задним числом признается, что по ходу первого тайма рассматривал возможность замены будущего героя матча. Вы же упомянули о том, что дали команду Александру Самедову разминаться. Сомневались, говорить это или нет?

— Нет. Дзагоев — молодой парень, которому еще надо доказывать право на стабильное место в стартовом составе сборной. Поэтому он должен воспринимать такие вещи нормально. Хотя Алан — безусловный талант, который всего-то в 21 год уже достаточно давно играет за один из ведущих клубов и приносит пользу сборной.

Видели бы вы, как он работает, — это что-то невероятное! Трудолюбие и есть та причина, по которой Дзагоев по ходу матча все-таки вышел на свой уровень. Он не останавливался ни на секунду, отрабатывал и в атаке, и в обороне. Так и должно быть — в итоге ежеминутная работа, полная задействованность в игре позволили ему выбросить из головы неудачное начало матча.

— Брак поначалу у Дзагоева зашкаливал…

— Да, потеря шла за потерей. Первые два его касания получились неудачными — и Алан разнервничался. Мне пришлось выйти к бровке и сказать ему, что дальше так играть нельзя. А где-то на 25-й минуте я сказал Самедову идти разминаться. Причем делать это на бровке, чтобы Дзагоев его видел.

— Вы действительно в какой-то момент собирались его заменить? Говорят, вариант замены предлагал кто-то из вашего штаба.

— Нет. Я просто хотел тем самым «раскачать» Дзагоева. Показать ему, что всякое может произойти. Но повторяю: то, как Алан работал на поле, перекрывало эффект от его ошибок. И всерьез идею его замены я не рассматривал.

Всегда верил в него — и так же сейчас. Он игрок комбинационного плана, здорово обращается с мячом. Ко всему прочему, я не хотел идти на какие-то быстрые перемены, благо общий ход игры этого не диктовал. Но в перерыве сказал и ему, и ряду других футболистов, что во втором тайме они должны сыграть сильнее и что все зависит от них самих. Дзагоев это услышал.

ХОТЕЛ ПРИМЕНИТЬ ВАРИАНТ С АЛАНОМ ЕЩЕ С ИРЛАНДИЕЙ. НО…

— Сюрпризом для меня стал и сам выход Дзагоева в стартовом составе. С учетом того, что нас в Жилине устраивала ничья, логичнее выглядело повторение «ирландского» варианта с Жирковым слева в атаке и Алексеем Березуцким — в обороне. Ведь для последнего приоритетны прямые обязанности, а первого все равно тянет вперед.

— Это вполне тренерская логика. И такой вариант действительно существовал. Но, признаюсь, я не был до конца доволен действиями Жиркова в матче с Ирландией. С его квалификацией он способен на большее! Добавим сюда то, что Дзагоев комфортно себя чувствовал справа и в первом матче со Словакией, и затем на выезде с Ирландией и Македонией.

Парадокс заключается в том, что на позиции левого защитника Жирков имеет гораздо большую свободу в атаке. Далеко не все осознают, что своевременное подключение вперед крайнего защитника куда более непредсказуемо для чужой обороны. Кстати, Вайсс знал, что я поступлю именно так. Поэтому и поставил на фланг игрока, в большей степени способного выполнять задачу сдерживать Юрия. Но и я знал, что он это знает…

— Как вам не знать, если Вайсс и за четыре дня, и за день до матча уверенно говорил, что Жирков сыграет в обороне. Откуда, по-вашему, он получил такую информацию?

— Возможно, просто мыслил в том же направлении, что и я. Мне же казалось, что вариант одновременно со Стохом и Вайссом-младшим тренер словаков посчитает для начала игры слишком атакующим. Так и вышло, и это, на мой взгляд, оказалось в нашу пользу.

— Кое-кто ожидал, что вы найдете место с первых минут Семшову.

— Дзагоев может играть правым нападающим, Семшов же — полузащитник со способностью эффективно врываться в штрафную соперников. Но — по центру, а не с фланга. Игорь — очень хороший игрок, но место с края — не его.

— То есть решение выставить Дзагоева с первых минут…

— …я принял еще до начала предматчевого сбора. Но! Если бы Дзагоев не показал готовности к этой игре во время тренировок, я все «передернул» бы. Признаюсь, изначально планировал такой вариант и на игру с Ирландией. Но тогда Алан на тренировках не показал ничего, все время терял мяч. И тогда я принял решение о переводе Жиркова в атаку.

— Стоял ли перед вами выбор между Зыряновым и Семшовым?

— Повторяю: мне нравится Семшов. Но у них разные характеристики. Козырь Игоря — рывки в штрафную, обострения. Зырянов же великолепно чувствует игру, регулирует ее. Надо учитывать и то, что они с Денисовым и Широковым играют вместе и с полуслова понимают друг друга. Это способствует лучшему контролю мяча. А когда ты контролируешь мяч — контролируешь и игру.

УЧАСТИЕ ЖИРКОВА В ИГРЕ С АНДОРРОЙ ОЧЕНЬ СОМНИТЕЛЬНО

— Решение выставить Дзагоева шло и от его успешных действий в матчах Лиги чемпионов с «Лиллем» и «Интером»?

— Я вообще люблю его как игрока и как личность! Алан позитивен, активен, он все время хочет профессионально расти. Да и конкуренция на этой позиции сегодня не так высока. Назовите мне имена…

— Тот же Самедов.

— Да, но для него самая предпочтительная схема — 4-4-2. Когда впереди Кураньи и «под» ним Воронин, Самедову на месте правого полузащитника действовать несколько сподручнее.

— Доводилось читать предположения, что вы вызвали Самедова лишь с целью «заиграть» его с Андоррой, чтобы отсечь возможность его дальнейших выступлений за сборную Азербайджана.

— Нелогично — ведь слух о том, что Самедов мог принять предложение Азербайджана, ходил уже минимум полгода! Почему же я тогда не позаботился об этом намного раньше?

При всем уважении к Самедову он — не Месси. Если бы это был Месси, я сделал бы это уже два года назад. Но хорошо, что я не читаю такого рода предположения, и негативная энергия, которая от них исходит, на меня не действует. Все могут видеть, что я иду исключительно своим путем — не только в сборной России, но и во всей моей жизни. Я отвечаю за свои поступки и совершаю их не вопреки кому-то или под чьим-то давлением, а потому что считаю это правильным. Живу не негативом, а позитивом.

Если же кто-то думает, что я пригласил Самедова из-за частоты упоминания этой темы в прессе, то задам встречный вопрос: почему же я тогда Булыкина не вызвал? О нем-то, слышал, говорят никак не меньше.

— Как Самедов вписался в сборную?

— Иногда, работая клубным тренером, ты покупаешь игрока, до конца не зная его возможностей. Так, допустим, я в бытность тренером «Зенита» приобретал Зырянова, Широкова и Файзулина. Первого увидел в нашем матче с «Торпедо», когда соперник уже был обречен на вылет из премьер-лиги. Второго — в игре против «Химок», третьего — по телевизору во встрече молодежки, где Виктор, кажется, был капитаном. Всякий раз, обратив на них внимание, спрашивал мнение Сарсания, и он подтверждал мои наблюдения. Каждый из них в «Зените» доказывал неслучайность своего появления там, но какого-то долгого наблюдения за ними я не вел.

С Самедовым же все иначе, его способности не являлись для меня секретом еще со времен выступлений за «Локомотив» и «Москву». На тренировках он проявил себя хорошо. Но ему все равно есть в чем расти. Полагаю, что и тренер «Динамо» говорит ему о том же.

— Собираетесь дать ему больше игрового времени в матче с Андоррой?

— Послушайте, мы все еще не выполнили нашу главную задачу! И я не вижу причин для «добровольных» перемен в составе. Они будут только вынужденными — из-за дисквалификаций и травм.

— С перебравшими желтых карточек Анюковым и Зыряновым все понятно. А какова на сегодня ситуация с травмированным Жирковым?

— Его участие в игре с Андоррой очень сомнительно.

— А возникали ли у вас опасения во время подготовки к матчу в Словакии, что он не сможет сыграть?

— Юрию всегда нужен лишний день отдыха. Кстати, считаю, что он по-прежнему не осознает, игроком какой высочайшей квалификации является.

— Многие считают, что он и в «Челси» до конца не раскрылся не только из-за травм, но и из-за своей скромности.

— Природу человека переделать сложно. Но когда у тебя есть возможность попробовать себя в одном из лучших клубов мира, нельзя сказать «нет». С другой стороны, надо понимать и то, что можешь при этом оказаться на скамейке.

— Такого подъема, как в первый месяц после возвращения Юрия в Россию, сейчас у него в игре, мне кажется, не наблюдается.

— И все равно Жирков функционально готов лучше, чем во времена «Челси». Не забудем, что со своими оборонительными обязанностями против словаков он справился хорошо, хотя ему противостояли не последние футболисты. Юрий и их успевал нейтрализовывать, и по возможности остро атаковать. В принципе Жирков может быть очень современным крайним защитником. Но сам предпочитает играть на другой позиции.

— Где его предпочтете в будущем видеть вы?

— Обязательно дам ему шанс в товарищеских матчах сыграть не в обороне. Но он должен будет доказать, что на других позициях приносит команде больше пользы, чем на этой.

У БУЛЫКИНА НЕТ НИ ШАНСА

— Вы упомянули о Булыкине. Не даете ни одного шанса, что вызовете его?

— Нет. Булыкин — тот же тип форварда, каких у нас хватает. Но, к примеру, Погребняк и с мячом обращается лучше, и в воздухе сильнее. Ничего не имею против Булыкина, однако считаю, что другие футболисты этого амплуа могут принести команде больше пользы. Это все, что обусловливает мое решение. К тому же сейчас, пригласив в команду Дядюна, я убедился, что набор его качеств еще больше разнообразит сборную. Он иной, нежели у других форвардов.

— Тем не менее Дядюн вместе с Билялетдиновым в заявку на матч не попали.

— Всегда просчитываешь, что может произойти в конкретной игре. Мы пришли к выводу, что в случае необходимости сыграть в два форварда на замену выйдет Погребняк, а в концовке, опять же при необходимости, вперед можно выдвинуть центрального защитника. Что же касается Билялетдинова, то мне его жаль. Он хороший футболист, но совсем не имеет игровой практики. И он должен думать, что делать в будущем.

— Посоветуете ему вернуться из «Эвертона» в Россию?

— Не хочу давать советов, тем более через прессу. Он взрослый человек и должен принимать решения самостоятельно.

— Игроки упоминали — хотя и без подробностей — о вашей зажигательной речи на установке. К примеру, Роман Широков сказал, что она произвела впечатление. О чем говорили?

— Это мой секрет. Пусть содержание этой речи останется между игроками и мной. Всегда стараюсь перед игрой найти слова, которые идут от моего сердца, и, в свою очередь, доходят не только до их умов, но и до сердец.

— Широков говорил, что речь заходила о 150-миллионном населении России…

— Нет, больше подробностей не будет (улыбается). Скажу лишь, что в таких случаях говоришь не то, что первым на ум придет, а начинаешь готовиться минимум за день. Потому что важно не только содержание твоего заявления, но и то, как оно будет воздействовать на игроков.

— А о чем говорили в перерыве?

— О том, что все без исключения футболисты, в том числе и линии атаки, должны играть по «своим» игрокам и не допускать в этом смысле послаблений. Ведь когда они этого не делают, это по цепочке вызывает проблемы у всей команды. Допустим, Дзагоев отпускает Губочана, тот идет вперед. Денисов идет его страховать и отпускает Хамшика, до которого мяч в итоге и доходит. А Хамшик — их ключевой игрок. Так и возникает острая ситуация у нашей штрафной!

— Прекрасно помню этот эпизод, поскольку Денисова тогда «отыграли» чуть ли не единственный раз за матч.

— Но в целом такие вещи и стали причиной того, что происходило в последние 10 минут первого тайма. Тот же Игорь (Денисов) должен был посвятить себя исключительно Хамшику — главному источнику опасности у словаков. Однако для этого другие наши игроки должны были строго выполнять свои оборонительные обязанности. Концовка первого тайма меня здорово разозлила — и это нашло отражение в раздевалке. Не только в сути сказанных мной слов, но и в интонации. И во втором тайме к действиям игроков в этом компоненте у меня не было никаких претензий.

— Тот же Аршавин после перерыва отрабатывал по левому флангу в оборону гораздо чаще, чем в первом тайме. В связи с возросшей активностью правого защитника Пекарика?

— Да. Люди могут говорить об Андрее что угодно, но он становится все более командным игроком. То, как он работал на поле в Жилине, подтверждает это. И при этом у него хватало сил использовать свою скорость и дриблинг в атаке так, как он это умеет.